Предисловие

«Я научу тебя видеть в реальном фантастическое»,  — обещал Михаил Врубель Сергею Судейкину. Наверное, это кредо многих художников — видеть в реальном фантастическое, прозревать в обычных вещах что-то иное. Да и мы, зрители, разве не того же втайне ждем от встречи с искусством? Как хочется, чтобы в привычном, благодаря чьему-то таланту, нам открылся другой, неведомый мир!

Такое начало разговора о творчестве Елены Серафимовны Базановой может показаться весьма странным. Ну что можно найти фантастического в ее исключительно достоверных, реалистичных акварелях, кроме виртуозного мастерства живописца? Сколько раз доводилось слышать на выставках, как зрители восхищенно выдыхают перед ее картинами: «Ну совсем как настоящие!». В основном за эту преданность многоликому вещному миру любители и ценят ее искусство. И возможно, своеобразие этого художника коренится именно в том, что среди подчас малопонятного самовыражения иных живописцев Елена Базанова сохраняет верность красоте и многообразию окружающей действительности, не уставая видеть в ней источник вдохновения.

Однако не будем поспешны. Удивительные по своей красоте и точности акварельные картины Елены Базановой стали широко известны в России лет десять назад, сначала в основном благодаря Интернету. Затем в 2010 году в Санкт-Петербурге с большим успехом прошла первая персональная выставка, где были представлены почти исключительно натюрморты. И с тех пор известность мастера и количество почитателей ее таланта неизменно растет. Елена регулярно участвует в выставках, проводит обучающие занятия и мастер-классы, где делится многими тонкостями мастерства. А в Интернете широко популяризируются не только ее работы, но и знания.

Те, кто, впервые испытав изумление от ее натюрмортов, открывают для себя искусство этого акварелиста, в дальнейшем бывают приятно удивлены тем, что она не менее блестящий художник-анималист. Более преданные ценители также знают, что Елена работает и в пейзажном жанре, хоть и не очень часто. И уж совсем сюрпризом для кого-то становится тот факт, что Базанова вообще-то художник книги. Причем это не формальная профессия, когда-то полученная и оставленная ради иного творчества. Елена и сейчас создает замечательные книжные иллюстрации, хотя некоторый перерыв в этой ее деятельности действительно был. Но, наверное, справедливо признать, что «локомотивом» возрастающего интереса ко всем сторонам ее творчества были все-таки картины-натюрморты, написанные исключительно в технике акварели. И в значительной мере любовь многих зрителей этим работам обеспечил высочайший уровень живописного искусства автора, а он столь значителен, что зачастую не только обычные зрители, но и профессиональные художники перед произведениями Елены недоумевают «Как это сделано?».

Однако для самого автора виртуозная техника — в первую очередь способ донести до зрителей свое видение, ввести в свой мир, в свою вселенную.

А вселенная Елены Базановой, вопреки первому впечатлению, сказочна. Именно видимое подобие и подчас даже идентичность изображенного действительному в ее картинах и выявляет наиболее ярко, насколько Елена наделена талантом видеть сказку в самой прозаической обыденности. Это ощущение дарят почти все ее работы. И дело не только в той всячески подчеркиваемой красоте вещей и животных, которую художник столь тонко чувствует и умеет передать в своих произведениях. Все они — и картины, и иллюстрации — чрезвычайно увлекательны, они манят своими скрытыми историями, которые, будто шлейф, тянутся за обликом привычных предметов на ее картинах. Кажется, что Базанова не только не утратила способность детей и сказочников оживлять фантазией обыденность, но и нашла способ переносить это на бумагу. И феномен мастера в том, что с равной степенью убедительности это удается ей и в книжной иллюстрации, и в станковой акварели.

Так что, перефразируя Врубеля, можно сказать, что Е. Базанова умеет видеть сказочное в обыденном, и эта книга будет посвящена очарованию волшебных историй, которые художница рассказывает кистью и карандашами.

И в многочисленных интервью Елены, и в статьях о ее творчестве, как правило, рассказывается лишь о какой-то одной стороне ее искусства, а о других ипостасях упоминается словно бы в скобках — слишком уж все они кажутся разными. Однако связывает их между собой удивительно цельная человеческая личность и художник с огромным профессиональным потенциалом. Нет отдельной Базановой — книжного графика или анималиста, поэтому и мы постараемся проследить, как во взаимопереплетении разных творческих интересов складывалась неповторимая индивидуальность этого прекрасного автора.