Введение

Кларнет и саксофон — самые молодые инструменты среди деревянных духовых. Если первый получил свое развитие благодаря усовершенствованию старинной свирели шалюмо, то второй явился результатом творческих поисков профессионального кларнетиста и реформирования им кларнета, или, если хотите, бас-кларнета. Потому и неудивительно, что на протяжении полутора веков партию саксофона в оркестре зачастую исполняли именно бас-кларнетисты. И если первые в истории кларнетисты до этого играли на шалюмо, то первые саксофонисты были кларнетистами. Недаром в Музыкальном словаре Г. Римана сказано, что саксофон «по способу извлечения звука принадлежит к одному классу с кларнетом (мундштук с простым язычком)». До сих пор большинство кларнетистов владеют основными навыками игры на саксофоне. Еще Г. Берлиоз писал, что «кларнетисты, освоившие уже секреты амбушюра, овладевают механизмом саксофона в очень короткое время». «Аппликатура саксофона сходна с кларнетной, но проще ее, — пишет Г. Риман, — разница получается, вследствие того что саксофон не “квинтирует”, подобно кларнету, а “октавирует”, подобно флейте и гобою».

Можно сказать, что эти инструменты идут рука об руку, ведь исполнители на кларнете и саксофоне — специальность универсальная, основная сфера их деятельности — симфонический, духовой или эстрадный оркестр или камерный ансамбль, где кларнетист или саксофонист прежде всего солист, совершенно независимо от того, какую партию он исполняет. Ведь в основе исторического развития конструктивных, выразительных и виртуозных качеств духовых инструментов лежит в первую очередь их оркестровая сущность. Развернутые соло написаны композиторами для первого кларнета — «Франческа да Римини» и Шестая симфония Чайковского, «Шехерезада» и «Испанское каприччио» Римского-Корсакова, Вторая симфония Рахманинова и Четвертая симфония Брамса. Сольные фразы второго кларнета, особенно в партитурах Римского-Корсакова и Рахманинова, демонстрируют расчет авторов на высокий уровень профессионализма исполнителей. Яркие эпизоды кларнета-пикколо (Берлиоз, Р. Штраус, Шостакович) и бас-кларнета (Вагнер, Верди, Чайковский, Шостакович, Стравинский) дополняют картину использования кларнета в оркестре. Наиболее известные соло саксофона в мировой музыке — «Болеро» Равеля (сопрано и тенор-саксофоны), «Арлезианка» Бизе, «Картинки с выставки» Мусоргского в оркестровке Равеля, «Симфонические танцы» Рахманинова, «Ромео и Джульетта» Прокофьева и «Гаянэ» Хачатуряна (альт), «Американец в Париже» Гершвина (альт и тенор) — демонстрируют яркие возможности инструмента в симфоническом оркестре. Хочется надеяться, что и в будущем «искусные композиторы, несомненно, достигнут чудесных результатов, присоединяя саксофоны к семейству кларнетов или вводя их в иные сочетания».
С момента изобретения кларнета до его окончательного утверждения в составе симфонического оркестра прошло больше века. В последних своих симфониях кларнет применяли Моцарт и Гайдн, Бетховен же включил его в свою Первую симфонию, тем самым завершив формирование деревянной духовой группы. Внедрение саксофона полутора веками позднее, как и любого новшества, также проходило непросто: если в духовом и эстрадном коллективе саксофон утвердился прочно и незыблемо, то в симфоническом он и по сию пору используется эпизодически, при этом, однако, очень украшает и обогащает оркестровый тембр. Зато в эстрадно-джазовом оркестре саксофону поистине нет равных: ни один подобный коллектив без него не обходится.

Свои шедевры для кларнета создали в XVIII–XIX веках Моцарт, Вебер и Брамс; среди ведущих композиторов, творивших для саксофона в ХХ веке, назовем Дебюсси и Глазунова, сочинивших первые опусы «золотого» репертуара.