Предисловие

Венгерские танцы принадлежат к числу самых популярных сочинений выдающегося немецкого композитора Иоганнеса Брамса (1833–1897). Музыкальный критик В. Стасов сказал, что они являются «достойными своей великой славы».

Композитор написал их в 1858–1869 гг. для фортепиано в четыре руки; произведение не имеет обозначения опуса. Танцы № 1–10 были изданы в двух тетрадях в 1869 г., танцы № 11–21 — в двух тетрадях в 1880 г. В 1872 г. Брамс сделал вариант первых десяти танцев для фортепиано соло. Мелодии танцев № 11, 14 и 16 — оригинальные темы композитора, остальные — обработки венгерских народных мелодий. Впрочем, вопрос, до какой степени они являются подлинными народными темами, до конца не ясен, поскольку Брамс слышал их не от венгерских цыган, а в исполнении венгерского скрипача Эдуарда Ременьи (1828–1898), который, возможно, сам немного их обработал.
В 1873 г. Брамс сделал оркестровку трех танцев (№ 1, 3 и 10), и 5 февраля 1874 г. они прозвучали в симфоническом концерте в Лейпциге, дирижировал сам композитор. В 1876 г. немецкий композитор Альберт Парлов (1824–1888) оркестровал танцы № 5 и 6, в 1881 г. — № 11–16. Антонин Дворжак в 1880 г. выполнил оркестровку танцев № 17–21. В 1894 г. танцы № 2, 4 и 7 оркестровал шведский композитор и дирижер Андреас Халлен (1846–1925). Наконец, оставшиеся танцы № 8 и 9 оркестровал в 1955 г. австрийский композитор Роберт Шоллум (1913–1987).
Прославленный скрипач Йозеф Иоахим (1831–1907), близкий друг Брамса, выполнил переложение «Венгерских танцев» для скрипки и фортепиано.

И все же изначально Брамс создал это произведение для фортепиано, своего излюбленного инструмента.
Если бы Брамс не стал выдающимся композитором, то, по всей вероятности, избрал карьеру концертирующего пианиста. Родившийся в семье музыканта оркестра, Иоганнес начал учиться игре на фортепиано с семи лет. Уже в 10-летнем возрасте мальчик начал выступать как пианист, а в 12 лет написал первую фортепианную сонату соль минор. Родители и педагог хотели, чтобы он продолжил карьеру пианиста, но Иоганнеса всё больше тянуло к сочинению. Несколько лет его педагогом был пианист и композитор Эдуард Марксен (1806–1887), лично знавший Бетховена и Шуберта, прививший ученику любовь к классической и народной музыке (в дальнейшем Брамс посвятит Марксену один из своих фортепианных концертов). С 14 лет Брамс дает сольные концерты как пианист, при этом продолжает много сочинять.

Занятия композицией берут верх, Брамс перестает делать упор на исполнительство, однако на протяжении всего творческого пути он будет много писать для фортепиано и часто выступать первым исполнителем своих произведений.

Молодой композитор постепенно завоевывал признание, познакомился с Листом, Шуманом, поддержавшими его талант: Лист исполнил фортепианное скерцо (Оp. 4) Брамса, Шуман поспособствовал первому изданию сочинений Брамса.

Будучи исключительно одаренным пианистом, в молодости Брамс много гастролировал.
Его игра отличалась силой, мощью, энергией и в то же время чуткой интонацией, богатством выразительных оттенков, пластичностью. Он охотно исполнял, помимо собственных произведений, Баха, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Шумана.

Брамс признавался, что для фортепиано пишет охотнее, чем для какого-либо другого инструмента. Его перу принадлежат три фортепианные сонаты, скерцо, баллады, вариации, этюды, каприччо, интермеццо, рапсодии, два фортепианных концерта; кроме того, им написано большое число камерных ансамблей с участием фортепиано.
Для фортепиано в 4 руки Брамс сочинил, помимо Венгерских танцев, Десять вариаций на тему Шумана Es-Dur, соч. 23; Сонату для двух фортепиано f-moll, соч. 34-bis; Вальсы, соч. 39; «Песни любви», вальсы для фортепиано в 4 руки и пения ad libitum, соч. 52; Вариации для двух фортепиано в 4 руки на тему Гайдна B-Dur, соч. 56b.

Для музыкального языка «Венгерских танцев» свойственны все те черты, которые характерны для пианизма Брамса в целом: струящиеся фигурации, движение параллельными интервалами в терцию, сексту или октаву, энергичные, пунктирные и синкопированные ритмы, богатая, сочная аккордовая техника, смелые скачки в мелодии.
Композитор питал большой интерес к музыкальному фольклору — немецкому, австрийскому, венгерскому, славянскому, изучал народные песни.

«...Венгерские танцы явились данью восхищения венгерскому фольклору. С юношеских лет, после встречи со скрипачом Ременьи, Брамс интересовался народными венгерскими мелодиями, жадно впитывал их в себя. Свое преклонение перед ними он запечатлел в рассматриваемых танцах.

Композитор скромно обозначил свою работу как аранжировку, оговорив, правда, в беседе с одним другом, что на национальные напевы он «взглянул романтическим оком». Но это не просто гармонизация напевов.

В рамках одной пьесы Брамс обычно сочетает несколько контрастных мелодий, отшлифовывает их, варьирует, свободно вплетает изобретенные им темы. В первых двух тетрадях (№ 1–10) колорит светлее, ритм зажигательнее, сопоставления ярче; в последних двух (№ 11–21) преобладают сумрачные тона, умеренные темпы, фактура этих пьес сложнее, они дальше отходят от бытовых прообразов».

Время, когда создавались Венгерские танцы, было для Брамса временем начала творческой зрелости и расцвета. Он работал над Немецким реквиемом, Первой симфонией, камерными сочинениями. Чрезвычайно требовательный к своей работе, композитор всегда тщательно отделывал свои произведения (а те, которые считал неудавшимися, безжалостно уничтожал).

Венгерские танцы стали маленьким шедевром, оставшимся в веках.