От автора

Эта небольшая книжка написана для учителей, которым доверили преподавать особый предмет — Основы православной культуры. Не так просто понять, что представляет собой эта дисциплина, какие решает задачи и какие трудности нужно преодолеть учителю.

Вдумайтесь: должны ли мы познакомить детей в светской школе с основами богословия (в дореволюционной гимназии этот предмет назывался Закон Божий) и религиоведения— науки, изучающей различные религии, или с основами мировой или национальной русской культуры? А может, с историей русского искусстваили с церковным православным искусством? Как бы ни хотелось нам свести преподавание к одной из этих сфер познания, мы будем неправы. Потому что в любом случае либо сужаем, либо расширяем поле дисциплины под неблагозвучным названием ОРКСЭ. А оно скорее всего лежит на пересечении этих четырех сфер. Потому что речь идет о ценнейшем вкладе православия (в других модулях — иных конфессий) в отечественную и мировую культуру. О том наследии, которое драгоценно для человека любого вероисповедания — и атеиста. Конечно, атеистические родители скорее всего выберут для своего ребенка светскую этику, хотя, строго говоря, это вообще-то наука, едва ли приспособленная для изучения в начальной школе. Но этой проблемы мы касаться не будем.

Нам с вами прежде всего необходимо понять, чем наше национальное наследие — сокровища православной культуры — может обогатить маленького человека. Притом даже вне зависимости от его национальной и конфессиональной принадлежности, потому что речь идет о светской школе.

Безусловно, это духовно-нравственные ценности, которые лежат в основе православия, — тот фундамент, на котором выросла православная культура. И главная задача новой дисциплины, введенной в школьный курс, — не столько информативная, сколько воспитательная: помочь развивающейся личности выстроить собственную «лестницу совершенств» — духовно-нравственную шкалу, которая станет (а может и не стать!) в будущем главным мерилом его поступков и самооценки.

В семьях глубоко и истинно верующих это сделают родители. Но много ли сегодня таких семей?

Некогда Иисус Христос сказал, что Он пришел в мир как врач, который нужен не здоровым, а больным. Не стану еще раз говорить о том, в какой трагической ситуации упадка нравственности, расчеловечения человека оказалось сегодня наше общество. Не случайно же в школах ввели предмет с неудобопроизносимым названием ОРКСЭ и призвали на помощь христианство, иудаизм, мусульманскую религию и даже буддизм, в нашей стране не так уж широко и распространенный. Потому что ни одна религия не проповедует зло. Так же как светская этика.

Но мы с вами будем говорить именно о православной культуре.

Вы, конечно, читали замечательную, изданную (в наше-то время!) миллионными тиражами книгу владыки Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые». Мне довелось слышать упреки по адресу автора: дескать, он нарушил священную тайну монастырской жизни, слишком упростил и принизил образы святых ее обитателей. Не могу с этим согласиться. Совсем не случайно и не по чьей-либо властной воле у этой книги такие тиражи. Просто обращена она к каждому из нас, православных русских людей. И к тому, кто близок церкви, соблюдает посты, каждое воскресенье ходит в храм, говеет, исповедуется и причащается. И к тем, кто, искренне считая себя православными, посещают храм разве что по большим праздникам, робко стоят, мало что понимая в службе, крестятся, оглядываясь на соседей. Это не вина их, а беда: они выросли и жили в атеистическом государстве и несмотря ни на что сохранили свою веру. Очень мало знают о ней. Не имеют навыков, столь необходимых верующему. Но у них есть главное — теплый огонек в самой глубине сердца. Большинство учеников, сидящих перед вами за партами, — это дети из семей того самого «молчаливого» православного большинства. Нам просто необходимо дать детям представление об основах православия. Только сделать это можно по-разному.

Конечно, мы можем построить курс как совокупность информационных — познавательных бесед о православной вере, о Библии — Ветхом и Новом Завете, о Христе, Богоматери, святых, о добре и зле в представлении верующего человека. Можно проиллюстрировать эти беседы беглым показом соответствующих картинок, цитатами из сочинений разного рода или музыкальными отрывками.

А можно основой предмета сделать ОБРАЗ, который ложится прямо на душу и оставляет на ней неизгладимую печать: огненное тавро, если он несет зло, и сияющий свет Добра, если он исполнен благодати. В современной школе и так чрезмерно развито информационное начало. Возьмите то же ОГЭ и ЕГЭ: фактология преобладает. А зубодробительные учебники истории, перегруженные именами, датами и фактами, требующими зазубривания! Детское образное мышление, которое должно быть предельно активным при изучении гуманитарных предметов, отключается, так что сообразительность, которая быстрее и живее ума, подавляется. Мир делится на все более мелкие части, чтобы наконец быть закоди-рованным в двоичной системе. И утрачивает живое дыхание.

Вспомните, как князь Владимир выбирал веру для Руси. Сначала мудрый грек подействовал на него умным СЛОВОМ. Потом показал Страшный Суд на пелене — ОБРАЗ. Затем послы, которым он поручил испытать веру в разных краях, были поражены КРАСОТОЙ храма и богослужения и — главное — ощутили в храме присутствие Бога. И только последним было ЧУДО исцеления князя от глазной болезни, кстати, уже после крещения.

Так предание говорит о роли ОБРАЗА в нравственном преОБРАЖении человека.

Наши предки — принявшие крещение русичи — постигали духовно-нравственные истины христианства не только и не столько из книг, сколько взирая на храмы, в архитектурных формах которых они записаны. На иконы — благодатные образа, с которыми говорили их души. Они в храме перед иконостасом ощущали себя предстоящими перед Самим Господом.

И храм, и икона, и высокий русский иконостас всегда были и остаются прекрасными произведениями искусства, которые несут человеку — старцу и младенцу, мудрецу и простецу, христианину и атеисту — светлые и добрые чувства. Для того чтобы не помешать этому таинственному разговору образа и души ребенка, нужен добрый и умелый вожатый. Очень хочется надеяться на то, что эта небольшая книжка хоть немножечко поможет вам стать таким вожатым.

Более 30 лет я читала курс лекций и проводила музейные занятия по древнерусскому искусству в самых разных аудиториях и попытаюсь поделиться с вами опытом работы с этим сложнейшим материалом.

Уже само понятие «культура» вмещает в себя очень многое. Кто-то однажды подсчитал, что существуют едва ли не сотни определений этого понятия. И огромное число видов или разделов культуры, в том числе православной.

Это духовно-нравственная культура, основы которой изложены в книге книг — Библии, в Житиях святых, в слове молитвы.

Это и культура быта, основанная на представлении о том, что такое хорошо и что такое плохо с позиций православного вероучения.

Это и культура слова— русская литература с древнейших времен: не только молитвы и книги Священного Писания и Священного предания, но и летописи, написанные прекрасным языком и повествующие о героических и трагических страницах нашей истории. Не только такие бессмертные произведения, как «Слово о полку Игореве» и «Повесть о Петре и Февронии», но и прекрасная гуманистическая русская литература Нового и Новейшего времени. Ведь та же всем с детства знакомая «Капитанская дочка» А. С. Пушкина содержит не только рассказ о трагических событиях времен императрицы Екатерины, но и своего рода кодекс чести, основанный на православном представлении о грехе и добродетели.

Это и прекрасная музыка — от древних молитвенных песнопений до лучших произведений современных композиторов.

Это, как сказано выше, храм, икона и иконостас.

Даже если вы специалист по истории искусства и архитектуры, может быть, вам стоит прочесть это маленькое пособие. Потому что в нем говорится о храме не просто как об архитектурном сооружении и об иконе не только как о произведении изобразительного искусства. Это попытка рассказать об одухотворенном образе храма, о тех смыслах, которые вмещает этот образ и которые мы нередко упускаем из виду. Об иконе — не только как о совершенном произведении искусства, а как о благодатном образе. И об иконостасе не как о стенке из икон, отделяющей алтарную часть, а как о главной иконе храма. Я беру на себя смелость поделиться некоторыми наблюдениями и рассказать немного о своем опыте преподатетельской работы.

О Слове пусть расскажут другие специалисты, я — о том, что лучше знаю. В этой книжке не ищите образцовых планов урока или информационных тестов для пересказа ученикам — все это вы найдете в других пособиях и в интернете. Мне хотелось попытаться поделиться с вами тем, что я поняла сама за годы практической работы и что, как мне кажется, должен хорошо понимать учитель, чтобы его слово было не пустым повторением сказанного другими, а наполнилось живым смыслом.