Дмитрий Васильевич Стасов как музыкальный деятель

Дмитрий Васильевич Стасов (1828 - 1918), столетие со дня рождения которого праздновалось в этом году, не был ни профессиональным музыкантом, ни музыкальным критиком, как брат его Владимир Васильевич, но тем не менее, он сыграл видную роль в истории русской музыки и истории музыкальной культуры в России.

Д. В. рос и воспитывался в непосредственной близости к искусству. Его отец В. П. Стасов, известный архитектор александровской и николаевской эпох, широко общался с художественным и литературным миром своего времени. Обе сестры Д. В. Прекрасно рисовали и написали портреты всей семьи. Старшая из них Софья, была отличной пианисткой, а брат Владимир, будущий знаменитый художественный критик, играл на фортепиано почти виртуозно и мечтал даже о карьере композитора. Старик Стасов любил музыку, и в его доме по воскресеньям исполнялись квартеты. Дмитрий Васильевич в ранней юности, по собственному желанию, учился пению, а затем, после первоначальных уроков у Фольвейлера и Григоровского, обучался фортепианной игре у Герке и Гензельта. Д. В. и брат его Владимир стремились узнавать все, что только было возможно из музыкальной литературы и переиграли в две и четыре руки на фортепиано все, что можно было найти в Петербурге по части классической музыки.

Окончив училище Правоведения, Дмитрий Васильевич поступил на службу в Сенат. Хотя он и вел светский образ жизни, его постоянно тянуло к музыке. Он старался сблизиться с музыкальным миром: аккомпанировал певицам и певцам любителям — Билибиной, Бартеневой, Шиловской, сестрам Буниным и В. П. Опочинину; играл со своим сослуживцем Н. И. Стояновским скрипичные сонаты Бетховена, а с А. Н. Марковичем — виолончельные вещи. Бывая у мецената Бесценного, Дмитрий Васильевич познакомился со многими знаменитыми итальянскими певцами: Ангри, Лаблашем и др. и не раз аккомпанираовал им.

Осенью 1851 г. однокашник Дмитрия Васильевича по училищу В. П. Энгельгардт познакомил его с Глинкой. Глинка оценил музыкальную образованность и способности Д. В. Стасова. Впоследствии, во время последнего пребывания Глинки в Петербурге, у него устраивались постоянные музыкальные собрания. Участниками и устроителями этих вечеров являлись, главным образом, В. П. Энгельгардт и Д. В. Стасов, а участниками в 8-ручной игре на фортепиано — А. Серов и Сантис. Неприспособленный к жизни Глинка нуждался постоянно в заботах и попечениях. Сблизившись с Дмитрием Васильевичем, он нашел в нем заботливого и любящего человека и. стал поручать ему все свои дела, не предпринимая ничего без совета своего преданного молодого друга. Помощь Дмитрия Васильевича композитору не ограничивалась чисто житейскими делами. По его настоянию Глинка стал собирать и приводить в порядок все свои сочинения, разбросанные по разным местам и издателям, некоторые заново инструментовал, например, «Вальс фантазию», a «Приглашение к танцу» К. М. Вебера инструментовал в оригинальной тональности и посвятил Д. В. Все свои приведенные в порядок сочинения Глинка передал на хранение Дмитрию Васильевичу, которому мы обязаны тем, что они уцелели и впоследствии могли быть изданы. По настоянию и по плану Д. В. Стасова, Глинка стал писать свои „Записки", отданные на хранение тому же Дмитрию Васильевичу. По инициативе Д. В. была списана с оркестровых голосов партитура «Руслана» (автографная рукопись оперы сгорела при пожаре театра, и полной партитуры ее не существовало), и Глинка сам ее просмотрел и исправил. Наконец, по указанию Д. В., сестра Глинки - Л. И. Шестакова предприняла в 1877 г. издание партитур обеих опер Глинки.

Через Глинку Д. В. познакомился с Даргомыжским, Балакиревым и А. Ф. Львовым, а у Даргомыжского — с Мусоргским и Кюи, впоследствии — с Бородиным и Римским-Корсаковым, позднее — с А. Лядовым и Глазуновым. Все эти композиторы постоянно бывали в доме Д. В. и исполняли там свои произведения. Дружеские отношения Д. В. с Балакиревым и Кюи продолжались свыше 50 лет, но ближе всех из этой группы музыкантов к Д. В. был Мусоргский, а затем Бородин. Мусоргский постоянно бывал в доме Д В. Стасова, где его не только ценили как гениального музыканта, но и взрослые и все дети видели в нем самого близкого человека.

С Бородиным, кроме музыки, связывала Д. В. совместная их работа на пользу высшего женского образования. Д. В. и его жена П. С. Стасова устраивали в пользу нуждающихся курсисток концерты, с участием крупнейших музыкальных сил, в том числе Мусоргского, как аккомпаниатора и Римского-Корсакова, как дирижера хора.
 Была еще одна сторона деятельности Дмитрия Васильевича, о которой мало известно и которая сыграла важную роль в судьбах русской музыки и русских композиторов. Это были те судебные процессы, которые ему, как адвокату, пришлось вести за русских композиторов и за их произведения. Таких процессов было четыре.
В первом из этих процессов — с издателем Стелловским — за наследие Глинки, по поручению его сестры Л. И. Шестаковой, благодаря Д. В. Стасову, было установлено понятие о правах и не правах издателей, различие собственника движимого имущества и собственника права издания, которое вовсе не включает понятия о приобретении права над автографами или вообще материальными рукописями, и было установлено, что условие, подобное заключенному Шестаковой со Стелловским, не есть «купля и продажа» предметов вещественных, а лишь передача за деньги права издания произведений.

В процессе Даргомыжского с тем же Стелловским за авторские права на оперу «Русалка» было установлено разграничение этого права от права композиторов на поспектакльную плату, на распоряжение постановкой своего произведения, на разрешение и запрещение его.

Процесс издателя сочинений П. Чайковского против директора придворной певческой капеллы Бахметьева и московского обер-полицмейстера Козлова, также выигранный Д. В. Стасовым, привел к уничтожению произвола директоров придворной капеллы в деле печатания музыкальных произведений.

В четвертом процессе — издателя Бесселя с театральной дирекцией, отказывавшейся после смерти Чайковского платить поспектакльную плату за оперу «Опричник», Д. В. Стасов опять таки отстоял права авторов. Все эти процессы, в конце концов, послужили прецедентом к пересмотру закона об авторском праве музыкантов и оперных композиторов, и в 1882 г. были установлены новые нормы авторского права.

Но Д. В Стасов был не только любителем музыки, другом русских композиторов и защитником их прав, но и человеком общественного склада, потому много содействовал распространению музыкальной культуры в широких кругах. Он явился участником и инициатором целого ряда музыкальных объединений и предприятий. Д. В. Стасов был ближайшим помощником А. Ф. Львова по организации концертов и составлению программ так называемого «Концертного Общества». Но эти концерты и два ежегодных концерта Филармонического Общества были малодоступны для широких кругов, поэтому, когда инспектор Петербургского Университета Фитцтум организовал так называемые «Университетские концерты», Д. В. вложил и в это дело много энергии и труда.

Сближение Д. В. Стасова с А. Г. Рубинштейном и В. А. Кологривовым привело к организации планомерной концертной деятельности. Так зародилось «Русское Музыкальное Общество». К трем организаторам примкнули еще два: М. Ю. Виельгорский и Д. В. Каншин. Д. В. Стасов написал и первый устав Общества, и осенью 1859 года оно блестяще начало свою деятельность, а через полгода открыло под руководством Н. Г. Рубинштейна свое «Московское Отделение». В Петербурге учредители были избраны первыми директорами и разделили между собою работу: А. Г. Рубинштейн взял на себя руководство всей музыкальной частью Общества, Д. В. Каншин вел счетоводство, а Д. В. Стасову было поручено составление программ и отчетов, при чем оба они с Рубинштейном особенно заботились о включении в программы мало еще известных тогда в России произведений Шумана и трех последних симфоний Бетховена, редко до тех пор исполнявшихся. При Обществе были организованы курсы бесплатного обучения хоровому пению и теории музыки, а вскоре учреждена и первая в России Консерватория — Петербургская. Дмитрий Васильевич является также автором первого устава Консерватории.

Работая на пользу русского музыкального общества, Д. В. Стасов помогал также и учрежденной Балакиревым и Ломакиным «Бесплатной Музыкальной Школе», ставшей представительницей прогрессивных музыкальных течений. И хотя по отношению к ней Русское Музыкальное Общество вскоре заняло почти враждебную позицию, — в первые годы существования этого Общества, Д. В. старался включать в его программы произведения «могучей кучки».

Таким образом, Дмитрий Васильевич Стасов, друг Глинки и всей русской музыки, друг и помощник А. Рубинштейна, а потому — и всей западной музыкальной культуры в России, один из основателей первой русской Консерватории, являлся одним из организаторов у нас профессионального музыкального образования и активным деятелем по развитию музыкальной культуры в России, память о котором должна быть дорога всякому русскому музыканту и каждому русскому человеку.

В.Д.Комарова-Стасова
 


Интернет магазин