Предисловие

Густав Малер (1860-1911) – выдающийся австрийский композитор и блистательный дирижёр –  прославился как  один  из  самых значительных композиторов-симфонистов  в истории  музыки. Ему  принадлежит  девять монументальных  симфоний;  некоторые  из них (такие как Третья симфония) длятся более  полутора  часов, а  некоторые (такие  как Восьмая)  используют  пятерной  состав  оркестра  и  несколько  хоров,  что требует  участия нескольких  сотен  музыкантов. Посвятив всю свою жизнь работе с симфоническим оркестром,  Малер сумел  достичь большихвысот  в  искусстве  оркестровки  и  сформировать  свой  собственный  стиль  оркестрового письма,  для  которого  характерно сочетание тончайшей  проработки всех  деталей  музыкальной  ткани с грандиозным  масштабом звучания  поздне-романтического  оркестра. Вместе  с  этим, в  своих  симфониях  ему  удалось  создать совершенно  новый  тип  симфонической драматургии,  тяготеющей к  искусству модернизма и эстетике потока сознания, что стало отправной точкой для будущих поисков  композиторов-экспрессионистов  и оказало значительное влияние на многих новаторов XX  века,  среди  которых  были  Арнольд  Шёнберг,  Бенджамин  Бриттен  и Дмитрий Шостакович.

В  начале  XX  века  музыка  Малера  казалась  публике  слишком  «новой»,  и  его  популярность как  композитора при  жизни была относительно невелика. Тем не менее, у него был круг по-настоящему преданных поклонников, в  который  входили  такие  люди  как Томас  Манн, Стефан  Цвейг, Огюст  Роден  и Камиль  Сен-Санс. Гораздо  большую  славу Малер снискал на  дирижёрском  поприще – будучи  одним  из  самых  востребованных  дирижёров  своего  времени,  он  в  разные  годы руководил оркестрами  Королевской  оперы  в Будапеште,  Придворной  оперы  в  Вене  и Метрополитен-оперы в Нью-Йорке. Влияние Малера-дирижёра на  новое  поколение было настолько велико, что вокруг него сложился круг почитателей, каждый из которых считал себя его учеником, несмотря на то, что Малер никогда  не  преподавал  и  не давал частных уроков. Среди  последователей  Малера  были такие  дирижёры  как Бруно  Вальтер,  Отто Клемперер, Оскар Фрид и Карл Шурихт. После смерти «учителя» они приложили немало усилий для  того,  чтобы его симфоническое наследие не оказалось забытым. Однако  по-настоящему широкое признание  пришло к музыке  Малера лишь во  второй  половине XX века,  после  празднования  столетнего юбилея  со  дня его  рождения. Творчество композитора  затем  начало  стремительно набирать  популярность и к  концу XX века его  симфонии прочно  вошли  в репертуар всех  крупных  симфонических  оркестров,а многие  именитые  дирижёры  стали  считать делом  чести  предложить  свою  интерпретацию его сочинений. Таким образом, к началу XXI века Малер стал одним из самых исполняемых  композиторов-симфонистов,  а  его творчество встало в один ряд с музыкой Бетховена, Чайковского, Брукнера и Брамса.

Тем более удивительным кажется то, что при  всей  грандиозности  симфонических  замыслов  Малера, вся его музыка,  по  словам самого  композитора,  выросла  из  жанра немецкой романтической песни, так называемой Lied. Этот жанр занимал особое место в творчестве композитора: Малер обращался к нему на протяжении всего творческого пути, и  зачастую  именно  в  песнях  рождались замыслы, которые он впоследствии воплощал в своих грандиозных  симфониях. Так,  тема второй  песни  из  цикла  «Песни  странствующего подмастерья» стала главной темой Первой симфонии, в основу скерцо Второй симфонии легла песня «Проповедь Антония Падуанского рыбам», тема другой ранней песни – «Смена караула летом» – проникла в скерцо Третьей симфонии, а песня «Райское житьё» была положена в основу Четвёртой. Вокальное  и  симфоническое  в  творчестве  Малера всегда было тесно переплетено: свои вокальные циклы он мыслил как Orkesterlieder и создавал не только в камерных, но и в оркестровых  вариантах,  а  свои  симфонии насыщал не  только  мелодиями собственных песен,  но  и  вокальными  голосами – ввёл меццо-сопрано,  сопрано  и  хор  во  Второй, меццо-сопрано  и  детский  хор  в  Третьей, сопрано в Четвёртой, несколько хоров и целую группу солистов  в  Восьмой.  В  конце  жизни композитор создал также  «Песнь  о  земле» – шестичастный  цикл для  двух  солистов  и  оркестра, жанр которого он сам обозначил как «симфония в песнях».

Всего  Малером  было  создано  несколько десятков  песен  на  стихи  различных  поэтов. В данном сборнике представлены два наиболее значимых вокальных цикла композитора –  «Песни  странствующего  подмастерья», написанные на собственный текст, и «Песни об умерших детях» на стихи Фридриха Рюккерта. Первый  цикл – «Песни  странствующего подмастерья» – был создан в 1884-1885 годах  и представляет  собой  пример  раннего творчества  Малера.  Это  одно  из  самых  романтичных  произведений  композитора,  во многом  перекликающееся  с  вокальными циклами  Шуберта.  Сюжетную  канву  этого цикла Малер описывал так: «странствующий подмастерье,  настигнутый  злой  судьбой,  выходит  в  широкий  мир  и  бредёт,  куда  глаза глядят». Мотив странствий молодого человека,  отвергнутого  своей  возлюбленной –  этот характерный  для  романтической  эстетики сюжет – можно воспринимать как дань композитора шубертовским традициям. Влияние Шуберта можно обнаружить и в музыке: в её мелодической простоте,  ясности гармонического языка и некоторой наивности выражения грусти и радости. Некоторые исследователи также отмечают  сходство  в  развёртывании музыкальных настроений в циклах Шуберта  и  Малера: от  безмятежной  радости  через отчаяние к горькой просветлённости.

Другой  цикл – «Песни  об  умерших  детях» – первоначально написанный для голоса с оркестром и законченный композитором в  1904  году,  предлагает  совершенно  иную сферу  образов. Стихи  Рюккерта,  к  которым обратился композитор, были взяты из цикла маленьких элегических поэм, созданного поэтом  после  гибели  двух  его  детей  и  объединённого  темой безутешного  горя. Становление  образа в цикле Малера  разворачивается от  страшного  смятения  чувств  к  скорбной прострации.  Композитор  сохраняет  здесь контрасты  образов жизни  и смерти, солнечного света и душевного мрака, разбитого счастья и вечно праздничной природы и воплощает  их с глубокой психологической  остротой. Несчастье, связанное с утратой ребёнка, постигало  людей  в  конце XIX века  так  же часто,  как  во  времена  Рюккерта – в  семье родителей  Малера  из  четырнадцати  детей выжило  только  шесть,  а  через  год  после окончания работы над  циклом и сам композитор  потерял  свою  четырёхлетнюю  дочь. Подобное  горе  было  созвучно  многим,  и  обращение Малера вслед  за  Рюккертом к этой трагической  теме,  воплощённой  в поэтически-возвышенном плане, несло в себе огромный гуманистический смысл.

Музыкальный  язык  «Песен  об  умерших детях»  претерпевает  значительные  изменения по сравнению с предыдущими циклами. Вокальная  линия утрачивает  характерные ритмические  обороты,  указывающие  на жанровый образ – им на смену приходит выразительная,  интонационно  насыщенная, мелодизированная  декламация,  которая остаётся пластичной и сдержанной, несмотря на скорбный  пафос, присущий  эмоциональному  строю  цикла.  Гармония  значительно усложняется и насыщается  напряжёнными хроматическими последовательностями, родственными  вагнеровскому  стилю. При  этом фактура  сопровождения,  в  соответствии  со сложившейся  у  зрелого  Малера тенденцией, остаётся скромной и отличается ещё большей выразительностью  и индивидуализацией  отдельных  голосов. Можно  сказать, что  музыкальный языки образный строй этого цикла предвосхищают поздние  вокальные  сочинения Малера, в частности упомянутую «Песнь о земле».

В  данном  издании сохраняются  оригинальные авторские  указания  на  немецком языке за исключением тех случаев, когда им соответствуют  общеупотребительные  итальянские  термины  (например, crescendo или accelerando). В остальных случаях для удобства исполнения внизу страницы приводится перевод. В конце каждого цикла даются тексты песен, выписанные отдельно, а также их перевод на  русский  и  английский. Перевод текстов  «Песен об  умерших  детях»  является эквиритмическим  и  выполнен  современниками  композитора – Дж.  Бернхоффом  и В. Коломийцевым. При  этом  в  английском названии цикла дан принятый в наше время вариант  «Songs  on  the  Death  of  Children» (у Бернхоффа – «Songs  on  the  Death  ofInfants»).  Перевод  текстов  «Песен  странствующего  подмастерья» выполнен  специально для этого издания и не является эквиритмическим –  он  предназначен не  для  пения,  но исключительно для  понимания поэтическогосодержания песен.

Александр Скрипко, музыкальный редактор издательства «Планета музыки»


Интернет магазин