Предисловие

Предлагаемая вниманию читателя книга принадлежит перу замечательного музыканта первой половины ХХ века, профессора Петербургской консерватории Марии Николаевны Бариновой (1878–1956). В 2018 году исполняется 140 лет со дня рождения пианистки.

«Очерки по методике фортепиано» — первое учебное пособие по вопросам фортепианного обучения, созданное в советский период, на котором воспитывалось не одно поколение педагогов. Издательство «Тритон», выпустившее «Очерки» в 1926 году, не имело права на публикацию учебников, в связи с чем книга и была издана под настоящим названием. «Очерки» содержат ряд основополагающих методических принципов, и в то же время они заметно отличаются по своему содержанию, а также по стилю изложения от более поздних трудов по данной тематике. С 1926 года «Очерки по методике фортепиано» вплоть до настоящего времени более не переиздавались.

Творческая деятельность профессора Бариновой отличалась богатством и многосторонностью. В молодые годы Мария Николаевна обрела широкую известность как концертирующая пианистка, блистательно проявившая себя на лучших эстрадах мира и продолжившая традицию исторических концертов Антона Рубинштейна. Критика оценивала Баринову как одну из наиболее ярких и интересных артистических индивидуальностей. Восторженные отзывы на ее игру дали Б. Асафьев, В. Сафонов, И. Гофман, А. Никиш и др. Просматривая программы концертов, данных Бариновой в России и Германии в начале ХХ века, нельзя не восхититься широтой репертуара пианистки. Программы ее концертов включали большой объем классической и романтической музыки, а также немалое число сочинений русских композиторов — А. Глазунова, А. Рубинштейна, С. Рахманинова, А. Аренского, А. Метнера, Ц. Кюи и др.

Принадлежность к поколению, пережившему две мировые войны и период сталинских репрессий, придают фигуре Бариновой драматические черты. После блистательного артистического взлета, когда ее ставили в один ряд с прославленной Т. Кареньо, пианистка была вынуждена покинуть концертную эстраду. В сложный послереволюционный период Баринова была среди тех консерваторских профессоров, кто с полной отдачей включился в процесс воспитания молодых музыкальных кадров для Советской России. В двадцатые годы шли активные поиски перестройки учебного процесса, горячо обсуждались новаторские методы обучения. Идеи Бариновой в области совершенствования системы музыкального образования были созвучны тем, которые отстаивали такие ее выдающиеся современники, как Б. Асафьев, Б. Яворский, Оссовский, С. Майкапар и др.

Однако на пути реализации творческих замыслов непрестанно возникали препятствия, главным образом, идеологического толка. В нелегкие для консерватории времена Баринова заняла позицию «одинокого противостояния», характерную для русских интеллигентов старой формации. После вынужденного ухода пианистки из консерватории и последующего ее ареста имя Бариновой в этих стенах долгие годы практически не упоминалось. Записей игры артистки не сохранилось, на протяжении десятилетий не переиздавались ее научно-исполнительские труды, оставались неопубликованными мемуары.

За последнее время ситуация существенно изменилась. Благодаря усилиям сына Марии Николаевны Ю. В. Гамалея вышла в свет книга «Музыка и ее представители в моей жизни», а также сборник статей «Баринова — ученица великих», в который вошли методические работы пианистки, а также ее «Воспоминания о Гофмане и Бузони». В предисловии к данной книге подробно освещен творческий путь Бариновой. В 2012 году мемуары Марии Николаевны были изданы, наконец, в их полном объеме. В связи с этим в юбилейном сборнике статей Санкт-Петербургской консерватории была опубликована статья автора настоящих строк «К выходу в свет воспоминаний профессора М. Н. Бариновой».

Еще в начале двадцатых годов Марии Николаевне удалось реализовать в консерватории идею расширения программ педагогической направленности. Она впервые разработала и прочитала в Ленинградской консерватории и в Первом музыкальном техникуме курс лекций по методике обучения игре на фортепиано. Создание учебника по «Методике обучения игре на фортепиано» по своей значимости стояло в эту эпоху на одном из важнейших мест.

Нелегким оказался процесс работы над «Очерками». Труды зарубежных ученых по проблемам формирования пианистических навыков отличались большой дискуссионностью, причем лишь малая их часть была переведена на русский язык. Свободно владея несколькими иностранными языками, Баринова занялась в первую очередь систематизацией и отбором материалов (преимущественно немецкоязычных), которые, по ее мнению, было необходимо всесторонне критически осмыслить. К таковым относятся труды ее современников — В. Брейтгаупта, В. Бардаса, Е. Деппе, В. Штейнгаузена, Э. Баха, Е. Тетцеля и др.

Методика (от греч. мethodos — путь исследования) — дисциплина постоянно обновляемая. Исходя из этого Баринова и подает ее не как данность, а как процесс. В «Очерках по методике фортепиано» пианистка сочетает опыт различных эпох. Немало почерпнула она из практических занятий с С. Малоземовой, И. Гофманом, Ф. Бузони, Л. Годовским и др., а также из исторических трудов Ф. Куперена, Ж.-Ф. Рамо, Ф.-Э. Баха, К. Черни, Г. Римана и др. Мария Николаевна отмечает, что в процессе работы над темой она не переставала удивляться заключенным в ней противоречиям. «В данное время еще не чувствуется общей линии методистов и есть много смутного и тормозящего», — делает она вывод. Возможно, поэтому тематика «Очерков» на первый взгляд может показаться несколько пестрой. Создавая свой труд, Баринова руководствовалась установкой Антона Рубинштейна, который полагал, что ученику надо давать «не все возможные советы, а только некоторые — самые нужные».

Наряду с традиционными вопросами, связанными с организацией пианистических движений и работе над музыкальными произведениями разных стилей, автор «Очерков» затрагивает психологический аспект проблем. Весьма интересны размышления пианистки об уровне притязаний музыкантов: «Успехи виртуозов, инстинкт влечения к прекрасному, тщеславие и другие побуждения часто толкают людей на специализацию в музыкальном искусстве, — замечает она, — а музыкально-образовательные учреждения и педагоги недостаточно разборчивы в выборе материала, результатом чего являются сотни фабрикуемых музыкантов, тормозящих искусство и влачащих жалкое существование». Нельзя не признать, что ситуация эта на новом историческом этапе во многом сохраняется и в наши дни.

Не менее интересна и актуальна для современности предложенная Бариновой типология практикующих педагогов, которая побуждает о многом задуматься. Названные вопросы, на наш взгляд, недостаточно остро поставлены в современной научно-методической литературе. В «Очерках» содержится немало интересных соображений по поводу стилистических закономерностей исполнения музыки композиторов различных эпох. Немалую пользу исполнителям и педагогам могут оказать также рекомендации Бариновой по работе над техникой. При этом важно учесть, что Баринова в свое время явилась подлинным энтузиастом и новатором в области преодоления профессиональных заболеваний рук у пианистов.

Некоторые из предлагаемых ею приемов технической работы, эффективно оправдавшие себя на практике, по тем или иным причинам были с течением времени утрачены. Каждый пианист для себя может решить вопрос о целесообразности их возрождения и использования. Вспомним в связи с этим замечательный совет одного из великих учителей Бариновой И. Гофмана: «Никакое правило или совет, данные одному, не могут подойти никому другому, если эти правила и совет не проходят сквозь сито его собственного разумения».

Вторую половину своей жизни Баринова посвятила интенсивной научно-методической деятельности и практической педагогике, главным образом, детской, где она предстала подлинным новатором. Как создатель первого учебника по методике, Мария Николаевна сочла своим профессиональным долгом на практике подтвердить все то, что было ею осмыслено теоретически. Она успешно проводит занятия с большой группой начинающих учеников в детский музыкальной школе, в нелегких спорах с коллегами и администрацией отстаивая свои новаторские принципы. С целью оказания помощи педагогам фортепиано Мария Николаевна на протяжении ряда лет вела у себя дома курсы повышения квалификации, которые она именовала «коллективами». Масштабом своего дарования и силой личного авторитета она сумела сплотить вокруг себя музыкантов-педагогов не только Ленинграда, но и всего Северо-Западного региона.

Баринова заметила в конце своих дней, что отдельные вехи пройденного ею пути настолько резко различались между собой, что ей кажется, будто она прожила несколько жизней. Можно полагать, в наши дни Мария Николаевна вступила в новый этап, когда по прошествии без малого ста лет она смогла вступить в долгожданный диалог со своими музыкальными потомками.

Итак, перед читателем открываются страницы работы большого мастера, плод многолетних творческих раздумий крупного педагога-новатора. Знакомство с «Очерками по методике» не утратившими своей актуальности и поныне, позволяет нам соприкоснуться с замечательным прошлым нашей фортепианной культуры, с ее историей.

Профессор, доктор искусствоведения, заслуженный работник культуры РФ

М. В.Смирнова


Интернет магазин