Феликс Ле Куппе: разговор по душам

Маленькая книжка, что лежит сейчас перед читателями – уникальная страничка в истории музыкальной педагогики: ее посвящение адресует нас к фигуре первой величины в музыке 19 столетия Джоакино Россини, композитору, чье имя сегодня известно каждому, даже тому, кто далек от музыки; а содержание, казалось бы, вовсе не претендует на значительность, ибо автор сразу говорит нам: он не собирается никого учить, его цель – просто поговорить с молодыми педагогами и учениками, собирающимися посвятить себя преподавательской деятельности.  Ничего более.  И все же разговор этот необычайно важен и для тех, кто учит, и для тех, кто учится. Важен потому, что педагог, наставник отнюдь не равен пианисту-виртуозу: искусству можно научить, пусть и ценой многих усилий, педагогический же талант – это врожденное призвание и большой личный опыт, который невозможно передать готовым, можно лишь указать пути решения вопросов, поделиться собственными находками. Именно поэтому самым ценным отзывом считает автор одобрение министерства общественного просвещения Франции – даже самый значительный талант, по его мнению, рождается и вызревает во время занятий с наставником, от позиции которого зависит буквально все: и техника будущего артиста, и его стиль, и музыкальный вкус. А к наставнику этому попадает еще даже не талант, а зачастую самый обычный ребенок, щедро наделенный всеми свойствами своего возраста, от невероятной восприимчивости до столь же невероятной непоследовательности и эмоциональности. Как вырастить из него пианиста? Как ему потом сделаться из исполнителя преподавателем? Этим вопросам и посвящена книга.

Кто же такой человек, ее написавший? Что побудило его взять на себя подобную инициативу – запросто говорить о вещах, что могут решить судьбу того или иного юного дарования? Пианист, композитор… Но прежде всего – педагог. По судьбе и призванию.  Именно в этом качестве он приобрел всемирную известность. Сразу после окончания Парижской консерватории в 1825 году, он выбрал это поприще, сделавшись сначала преподавателем сольфеджио, а затем, в 1843 году, сменив своего педагога Виктора Дурлена по классу гармонии. С 1854 года полностью посвятил себя преподаванию фортепиано, воспитав множество учеников, среди которых известная пианистка Сесиль Шаминад.

Ле Куппе сразу отметает предположение читателя, что эта его работа, подобно ряду предыдущих, предоставит в распоряжение педагогов обильные методические рекомендации по преодолению трудностей начального обучения и совершенствования исполнительского мастерства. О них, по мнению знаменитого наставника, сказано уже достаточно. Главные проблемы, которые он ставит перед собой, совершенно иные: не как учить, но кого и зачем; какие задачи ставит себе музыкальное образование в целом; как добиться их успешного решения. Он прямо заявляет: немногие из тех, для кого в последние десятилетия такое образование, прежде бывшее уделом избранных, стало доступно и желанно, сделаются артистами-виртуозами.  Очень немногие. И если попадется один такой ученик добросовестному учителю – это уже счастье (хотя иногда – и ревность, и осознание собственной несостоятельности). Тогда как занятия музыкой развивают у любого ребенка множество полезных качеств, а главное, среди прочего, учат его учиться. Отсюда – первое утверждение мэтра: учить надо всех, кто проявляет к музыке интерес, кто следуя природным склонностям, почти любого ребенка: поет, импровизирует и при этом чутко слышит малейшую фальшь. Учить с раннего возраста, «с младых ногтей», учить занимательно и изобретательно, не вызывая усталости и скуки. А единственная, по его мнению, «необучаемая» категория – это юные гении, наспех, поверхностно изучившие весь учебный репертуар, стараясь рано блеснуть, те, кому амбиции и спешка родителей и педагогов напрочь испортили музыкальный вкус, отбили то, что Ле Куппе называет «чувством музыки, музыкальным чутьем». Им искусство не принесет уже ни пользы, ни радости.

Вот эта «всеобщность», пожалуй, составляет главную ценность книги Ле Куппе для современного российского читателя, как музыкального педагога, так и родителя. Поскольку сходство между серединой 19 столетия и российской реальностью начала 21 века состоит в том, что музыкальное образование в эпоху Ле Куппе сделалось, а в наше время в России остается массовым. И является не только элементом общего воспитания и развития, но для многих – залогом профессионального педагогического будущего. Профессия преподавателя музыки – достойный способ зарабатывать свой хлеб, считает Ле Куппе. И с ним трудно не согласиться. Вряд ли есть дело более достойное, чем приобщать детей к высокому искусству, воспитывать их чувства, развивать ум. Именно это должен, в первую очередь, уметь делать преподаватель. И для этого вовсе не обязательно быть корифеем искусства, но музыкантом и наставником – непременно.

В центре размышлений выдающегося педагога такие актуальные вопросы, как «занимательность» обучения и ее соотношение с дисциплиной, со способностью достигать поставленной цели, понимать материал и добиваться нужного результата при работе с ним; организация процесса обучения, позволяющая успешнее всего выполнить намеченное; соотношение технической и артистической составляющих, теоретических и практических занятий; выбор учебного  репертуара, общение и сотрудничество педагога с учениками и их родителями, а также вопросы профессиональной этики в целом (например, если ученик пришел от другого преподавателя, с иными подходами); роль личного примера в процессе обучения.  Каждый из них он затрагивает будто бы вскользь, но картина складывается очень цельная, последовательная: «сценический» успех, будь то на школьном концерте, в салоне, на большой сцене – не самоцель. Музыкальное образование не состоится без воспитания, без формирования таких необходимых в любой профессии и прост в жизни качеств, как любознательность и дисциплинированность, умение слушать и слышать себя и наставника, широкий кругозор и созданный им вкус к прекрасному, терпение и внимательность, а также многих других.

Собственная широкая эрудированность позволяет Ле Куппе устанавливать то, что мы сейчас называем «межпредметными связями», дабы разъяснить свои педагогические позиции. Так, объясняя роль и место исполнительской техники, а также полезность заучивания произведений наизусть, мэтр прямо сравнивает преподавание музыки с освоением словесности: произносить слова может каждый, но доходит до слушателя только внятная речь, в которой четко прослеживаются эмоциональные оттенки, нюансы. Тот же довод использует он в отношении развития вкуса посредством обращения к классике: только читая и заучивая выдающиеся произведения словесного искусства, мы постигаем всю его красоту, учимся отличать подлинное от подделки. Наглядным подтверждением позиции Ле Куппе служит обширное приложение к книге – едва ли не половина ее текста, содержащая список произведений, изучение которых решает одновременно обе задачи: развития пальцев и души будущего пианиста. Короткие комментарии к каждому названию неизменно объединяют обе половинки, ставят их в зависимость друг от друга.

И хотя современному педагогу эти постулаты на бумаге кажутся уже самоочевидными, практическое их воплощение все так же вызывает трудности, как и почти двести лет назад. То и дело приходится слышать о том, что нужно обновить репертуар музыкальных школ, что классика детям скучна, что тщательная техническая работа снижает интерес к музыке как таковой, или же, напротив, задача развития вкуса и стиля подменяется установкой на конкурсный успех, на выбор сложного репертуара и виртуозность в приемах, в ущерб восприятию музыкального содержания.  Не менее традиционен, но тоже все еще актуален вопрос об учительском авторитете, о дистанции, что разделяет педагога и ученика, необходимости ее сохранения. Не столь однозначно понимается сейчас педагогами и родителями также роль семьи, общего воспитания в процессе развития музыкальных способностей ученика, как, впрочем, и любых других способностей.  И если описывая недальновидность и неоправданную авторитарность некоторых педагогов, своеволие, невоспитанность, эгоцентричность учеников Ле Куппе и перешагивает местами границы полной объективности, его поймет любой, кто когда-либо занимался педагогической работой, опять же, не только в области музыкального воспитания.

Таким образом, перед нами не только труд музыканта, прекрасно знающего свое дело, но и исповедь педагога по призванию, для которого ни одна трудность не разрешается механически, простым методическим указанием. Эта книга – размышление, попытка осмыслить собственный опыт и показать молодым педагогам, как им сделать то же самое. Это предупреждение и напутствие, совет без навязчивого дидактизма. А потому вызывает живой отклик, сколько бы лет ни прошло со дня е написания.

Ольга Михнюк


Интернет магазин